Феномен слухов и процесс их циркуляции

Вопреки расхожему мнению, степень достоверности не имеет никакого отношения к тому, квалифицируем ли мы некоторую информацию как слух. Циркуляция слуха происходит тогда, когда вы сопровождаете оценки, мнения, отношения и планы неизвестными собеседнику сведениями о предмете — фактами из биографии знакомого, чем-то прочитанным и т. д. Многолетними наблюдениями, исследованиями и экспериментами выявлены три характерные тенденции преобразования фабулы в процессе распространения слуха.

Автор:

Юрий Петрович Плaтoнoв, доктор психологических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, ректор Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы, заслуженный работник высшей школы РФ.

Что такое слухи, интуитивно кажется ясным, хотя в действительности это понятие вызывает немало путаницы. Энциклопедические и толковые (неспециализированные) словари связывают его с недостоверностью, ложностью или непроверенностью информации. Приблизительно так оно трактуется в обыденном сознании. Нечто подобное можно встретить и в специальной литературе. Феномен слухов не только известен с древних времен, но и издавна использовался в целях идеологической и политической борьбы. Систематическое изучение феномена слухов началось в США и Германии только после первой мировой войны.

Бесспорно, слухи могут содержать недостоверную информацию, равно как и официальные сообщения. В первые дни Великой Отечественной войны почтовые отделения по всей стране безоговорочно принимали посылки в города, уже оккупированные нацистами, чтобы опровергать «вредные слухи». После Чернобыльской катастрофы власти стремились разоблачить слухи об опасной радиации. Поэтому, вопреки расхожему словоупотреблению, степень достоверности не имеет никакого отношения к тому, квалифицируем ли мы некоторую информацию как слух. Важно то, что эта информация

передается по сетям межличностного общения.

Конечно, не всякий межличностный контакт, даже самый конфиденциальный, включает передачу слухов. Если вы сообщаете о своем отношении или оценке общего знакомого (нравится — не нравится) или излагаете научную (философскую, религиозную и т. д.) концепцию, все это не слухи. Циркуляция слуха происходит тогда, когда вы сопровождаете оценки, мнения, отношения, планы и доктрины неизвестными собеседнику

сведениями о предмете — фактами из биографии того самого знакомого, чем-то прочитанным в журнале и т. д.

Таким образом, для исходной дефиниции необходимы и достаточны два критерия —

наличие предметной информации и

канал, по которому она сообщается. Слух — это

передача предметных сведений по каналам межличностного общения.

Почему же на изучение этого феномена тратится столько сил и средств? Важность такой работы обусловлена тремя обстоятельствами:

  • Во-первых, слухи —

    валидный источник информации об общественном мнении, политических настроениях, отношении к руководству, государственному строю, средствам массовой информации и т. д. Особенно возрастает роль этого источника тогда, когда иные методы сбора информации затруднены. Даже при самой либеральной и благоприятной обстановке анализ циркулирующих в обществе слухов существенно дополняет картину, складывающуюся на основании более традиционных и, как правило, более опосредованных методов, ибо люди не всегда склонны и готовы откровенно делиться своими мнениями и не всегда отчетливо осознают свое настроение и отношение к политическим событиям.

  • Во-вторых, слухи часто

    служат катализатором социально-политических настроений и событий, поэтому их учет помогает прогнозировать процессы в обществе и обогащает опережающую модель ситуации.

  • В-третьих, циркулирующие слухи являются

    активным фактором формирования настроений, мнений, а соответственно, поведения людей и вызываемых им политических событий.

Таким образом, оперирование слухами — это дополнительный инструмент политического влияния.

Процесс циркуляции слухов

Многолетними наблюдениями, исследованиями и экспериментами выявлены три характерные тенденции преобразования фабулы в процессе распространения слуха:

1. Сглаживание. Тенденция состоит в том, что несущественные в глазах данной аудитории детали исчезают, сюжет становится короче и функциональнее.

2. Заострение. Сохранившиеся детали выдвигаются на передний план, высвечиваются более выпукло; увеличиваются их масштаб и социальная значимость. Сюжет может обрастать новыми деталями, первоначально отсутствовавшими, которые способствуют его «функционализации». В самых элементарных примерах цвета и марки столкнувшихся автомобилей могут исчезнуть (сглаживание), зато на месте одного раненого пассажира образуется «гора трупов» (заострение); внешность и одеяние драчунов забудутся, но драка с двумя участниками «виртуально» вырастет в массовую потасовку и т. д. Эти грубые примеры нуждаются, однако, в решающем уточнении, поскольку именно в деталях, как всегда, скрыт основной смысл.

Какие именно детали исходного события будут подвергнуты сглаживанию, а какие, наоборот, заострены, определяется стереотипами и установками аудитории. Например, в некоторых африканских культурах с сильно развитой цветовой символикой как раз цвет столкнувшихся автомобилей часто становится самой важной деталью и подвергается заострению, а не сглаживанию: цвет морской волны превращается в синий, бордо — в красный и т. д.; от этого зависит символический смысл происшествия. Впрочем, и в Советском Союзе, где черный цвет автомобиля обычно означал его официальный статус, авария черной «Волги», а тем более «Чайки», иногда возвышалась молвой до государственного события.

Внешность и одежда участников конфликта, как говорилось, могут остаться за порогом внимания и запоминания, но если такие детали демонстрируют принадлежность к различным расовым, этническим, религиозным или сословным группам, а отношения между этими группами в данный период напряжены, то цвет кожи, глаз, волос, качество костюмов, марки автомобилей и прочее заслонят все остальное. Каким бы поводом ни был вызван конфликт, он будет интерпретирован массовым сознанием как национальный, конфессиональный или классовый, а это уже может дать импульс соответствующим продолжениям; фабула циркулирующего слуха воплотится в действия людей.

3. Приспособление. Тенденция заключается в следующем: под стереотипы и установки подстраивается отдельная деталь сюжета без выраженных признаков сглаживания или заострения, но таким образом, что это решительно изменяет психологическое содержание информации.

Данный феномен американским психологам удалось смоделировать в экспериментальных условиях. Для участия в эксперименте приглашались группы испытуемых — белых граждан южных штатов США. Первому из вошедших в комнату предъявлялся фотокадр, на котором дрались два молодых человека — белый и черный, причем у белого в руке была открытая бритва. Кадр экспонировался на экране в течение трех секунд и больше не появлялся. Испытуемый, видевший фотографию, пересказывал ее содержание следующему, после чего выходил из комнаты, второй пересказывал услышанное третьему и т. д. В процессе трансляции оставались неизменными драка, количество и цвет кожи ее участников и бритва. Не происходили ни сглаживание, ни заострение: драка не превращалась в беседу, не устранялось расовое различие, не возникало массовое побоище и даже ни разу вместо бритвы не появился, например, револьвер. Зато стабильно (эксперимент проводился неоднократно) срабатывал один и тот же эффект: бритва находилась в руках только черного противника, тем самым распространялась информация об агрессивности афроамериканца. Эффект, регулярно повторявшийся у взрослых, не имел места в экспериментах с детьми.

Отношение к феномену слухов как таковому существенно зависит от типа политической власти.

В

демократической системе слухи считаются нормальным явлением общественной жизни. Допускается оптимальное соотношение определенности и неопределенности, которое делает систему более аморфной, но, вместе с тем, внутренне разнообразной, а потому гибкой и адаптивной. Соответственно, в демократическом обществе никогда не ставится задача ликвидации слухов вообще как социального феномена. Практические задачи ограничиваются выстраиванием слухоустойчивой среды в рамках отдельных относительно замкнутых групп (воинское подразделение, экспедиция, политическая партия, предприятие, фирма ит. д.), при проведении избирательных и прочих кампаний, а также противодействием конкретному циркулирующему слуху. При этом различают профилактические (предупреждающие) и оперативные меры.

В восьмой главе «Мертвых душ» блистательно, весьма реалистично описано, как слухи, один другого нелепее, начали возникать и распространяться по городу, чуть только выяснилось, что главный герой занимается какими-то непонятными махинациями. Дошло до того, что Чичиков — это на самом деле плененный Наполеон, которого англичане инкогнито заслали в Россию. И тут же горожане стали обнаруживать внешнее сходство между ним и свергнутым французским императором, «особенно в профиль».

Благоприятную почву для слухов создает скука. Н. В. Гоголь, рассказывая о причине столь бурных страстей вокруг персоны Чичикова, подчеркнул, что три месяца перед тем не было никаких событий, вестей или хотя бы сплетен, которые, «как известно, для города то же, что своевременный подвоз съестных припасов».

Циркулирующие слухи насыщают жизнь социума виртуальными псевдособытиями, которые способны частично компенсировать событийную разреженность и дефицит эмоционального возбуждения. Однако такая форма психологической компенсации (другие формы — злоупотребление алкоголем и т. д.), со своей стороны, влечет опасность непредсказуемых действий и потери контроля, часто становится первым признаком разложения группы. Опытные офицеры знают, как вредно надолго оставлять солдат без дела, что это чревато потерей дееспособности подразделения.

Профилактическая работа со слухами — процесс творческий, здесь нет простых и однозначных инструкций на все случаи жизни. Для принятия эффективных мер необходимо адекватно оценивать коммуникативную обстановку, прежде всего, такой ее параметр, как доверие к источнику.

Когда есть уверенность в том, что данный источник информации (политический, административный, профсоюзный лидер, журналист, газета, радио- или телеканал и т. д.) в данной аудитории пользуется высоким доверием, целесообразна

«лобовая атака». При этом без обиняков пересказывается сюжет слуха, самокритично объясняются его причина и повод и излагается альтернативная или более приемлемая версия.

Еще один эффективный инструмент оперативного противодействия слухам —

юмор: веселая своевременная шутка для слухов подчас убийственнее, чем целая серия мероприятий. Само собой разумеется, что при этом также необходимо уделять предельное внимание мелочам, памятуя об инерции восприятия.

Для разработки профилактических мероприятий необходимо оценивать факторы возникновения слухов.

Слухоустойчивость среды требует:

  • высокой оперативности и систематичности официальных сообщений;
  • неизменно высокой достоверности сообщений;
  • систематической и хорошо отлаженной обратной связи между источником информации и аудиторией для своевременного и, по возможности, опережающего реагирования на динамику интереса к сообщению (слуху);
  • оптимального эмоционального насыщения жизни, распределение ролей и функций согласно индивидуальным способностям и наклонностям, исключая ситуации бессобытийности и неудовлетворенности личностным статусом.

Например, при грамотной организации политической кампании консультативное сопровождение складывается из трех тесно взаимосвязанных и взаимодополняющих функциональных единиц — исследовательской команды

(research team), команды продвижения, или усиления

(reinforcement team), и команды конверсии

(conversionteam). Согласно аналогии, первая обеспечивает разведку местности и обстановки, вторая — наступательные операции (усиление позитивных черт образа), третья — прикрытие флангов и тыла (коррекцию негативных черт образа, предупреждение ударов противника по уязвимым точкам).

Последняя из перечисленных функций наиболее увлекательна и требует особой психологической подготовки. Конверсоры ответственны за то, чтобы в процессе кампании не происходило неприятных сюрпризов, чтобы неблагоприятные в глазах данной аудитории черты личности и биографии клиента не стали причиной провала и любые возможные нападки со стороны противников оборачивались против них же. В комплекс этих задач входят, конечно, предотвращение и ликвидация вредоносных слухов.

Для успешного выполнения задач конверсор обязан заранее отследить и знать все те лакуны, в которых мог бы возникнуть слух, и предвосхитить нечистоплотные приемы, какие могли бы использовать конкуренты (потенциальное разнообразие таких приемов не столь велико, как кажется неискушенному наблюдателю). Если стратегия выстроена психологически верно, информационные лакуны заполняются своевременно и функционально и на каждый возможный «наезд» противника заготовлен оперативный ответ, есть уверенность, что результат кампании будет максимально возможным. В таком случае противникам целесообразно воздерживаться от нападок, так как все это обернется для них эффектом бумеранга, и заниматься собственным образом.

Также смотрите

2017 © НП ЦДО «Элитариум»
Копирование материалов запрещено.

Выберите курсы или программы